С высоты пролитых вод: Гизельдонская ГЭС

С высоты пролитых вод: Гизельдонская ГЭС

Гизельдонская ГЭС, построенная на одноименной реке у села Кобан, дала начало большой гидроэнергетике Северной Осетии. И сегодня станция является одной из старейших действующих ГЭС не только Северного Кавказа, но и России.

В годы Великой Отечественной войны Гизельдонская ГЭС питала электричеством не только всю республику, но и грозненские нефтескважины. Ее захват грозил Советскому Союзу серьезными энергетическими и экономическими потерями. Кроме того, сам Орджоникидзе (ныне Владикавказ) имел большое стратегическое значение: отсюда открывались выходы к перевальным дорогам в Закавказье и прямой путь к грозненской и бакинской нефти.


Имея превосходство в численности армии и техники, немецкие войска уверенно двигались к своей цели: летом были оккупированы Крым, Ростовская область, Ставрополье.

Боевые действия вблизи станции (октябрь 1942 года) вынудили Государственный комитет обороны (ГКО) принять решение о демонтаже части оборудования и эвакуации его в Туркмению.


В короткие сроки два гидроагрегата, шесть фаз трансформаторов, шесть масляных выключателей и другое оборудование подготовили к отправке. Все это везли от станции до железнодорожной ветки – почти 30 км – по горным дорогам. В качестве тягача использовали танки. На ГЭС оставался в работе лишь один гидроагрегат с одной группой силовых (однофазных) трансформаторов мощностью около 10 тыс. кВА, который снабжал электроэнергией действующие заводы и военные госпитали Орджоникидзе.


Несмотря на близость боевых действий, Гизельдонская ГЭС питала электроэнергией промышленные предприятия, выпускавшие военную продукцию. А сотрудники станции обеспечивали бесперебойную работу грузового бремсберга Подпурт – Кахтисар. Этот канатный подъемник связывал нижнюю часть Гизельдонского ущелья с плоскогорьем и являлся единственным средством транспортного сообщения, по которому переправлялись боеприпасы, продовольствие и снаряжение в Дигорское и Алагирское ущелья, где сражались воинские части, отрезанные от основных сил Красной армии. Бои шли совсем близко от ГЭС, поэтому остававшийся в работе гидроагрегат и другое оборудование были заминированы на случай их захвата врагом.

Принимая во внимание стратегическое значение Гизельдонской ГЭС, немецкое командование поставило задачу перед лучшими асами своего 4-го воздушного флота – разбомбить станцию. С южной и северной стороны ГЭС была под защитой советских зениток. Для вражеских летчиков оставался лишь один путь для подлета – через высокую отвесную скалу. Нахождение Гизельдонской ГЭС в теснине Кобанского ущелья создавало для немецких пилотов крайне затруднительные условия. Один из самолетов, снизившись для прицельной атаки, разбился, врезавшись в гору. За все время бомбардировок лишь одна бомба упала на территорию Гизельдонской ГЭС, но не взорвалась. Она пролежала в русле отводящего канала 2-го агрегата много лет. Только в 1960 году 200-килограммовая бомба была поднята подъемным краном, которым управлял работник ГЭС Петр Тарасов, вывезена и уничтожена.


Прорваться к Гизельдонской ГЭС войскам вермахта не удалось. В 1943 году, когда враг был отброшен, начались восстановительные работы. Сотрудники ГЭС отправились в Туркмению на розыски оборудования, которое удалось обнаружить в 40 км восточнее туркменского города Красноводска. Бесхозное, оно лежало в пустыне, местами засыпанное песком. За месяц его удалось доставить настанцию – вначале везли пароходом по Каспийскому морю, а затем по железной дороге. Технически сложные работы по монтажу и наладке оборудования ГЭС и подстанции проводили высококлассные специалисты из треста «Кавказэнергострой», а также из «Кавказэнергомонтажа» и Московского трансформаторного завода. Все было выполнено на высоком инженерном уровне, что подтверждалось отсутствием неполадок и аварий при пуске агрегатов ГЭС. Летом 1944 года основные работы по восстановлению Гизельдонской ГЭС, линий электропередачи подстанций были завершены. В июне этого же года был пущен в эксплуатацию и последний агрегат.